Сейчас на Арде: 1
Странников: 1
Жителей: 0
Известные:
Меню сайта
Категории каталога
Народы, языки и государства Арды [2]
Военные Хроники [2]
Здесь хранятся хронологии и военные хроники Арды
Наш опрос
Как вам наша ролевая?
Всего ответов: 58
Главная » Статьи » Свитки Арды » Народы, языки и государства Арды

Расы Арды
Энты

Или онодрим (синд. онод - дерево + Рим - много), также известны под названием пастырей деревьев. Эти существа, скорее всего, появились еще в Предначальную Эпоху, и их повелительницей была Вала Йаванна, Дарительница Плодов. Энтам было предначертано быть опекунами всех олвар, в особенности же деревьев. в Первую Эпоху энты расселились по лесам Белерианда, предпочитая не вмешиваться в дела людей и эльфов, однако известно, что они помогли обнаружить и истребить гномов Ногрода, разоривших Дориат и убивших короля Элу Тингола в погоне за Сильмарилом. Во Вторую Эпоху энты обитали преимущественно в лесу Фангорн, от названия которого и произошло имя самого известного энта, о котором повествуется в Алой Книге. Примерно в это же время леса покинули энтицы, которые ушли на новые земли (Бурые Равнины к северу от Мордора). Как следует из рассказа Древобрада, когда энты пришли на равнины в поиске своих подруг, они нашли лишь выжженную пустошь и голые холмы. Куда подевались энтицы, неизвестно по сей день. В Третью Эпоху, когда мрак стал сгущаться над Лихолесьем и к западу от Мглистых Гор, энты окончательно осели в лесу Фангорн, мало интересуясь окружающим миром. Тем не менее, именно энты приютили Мерри и Пиппина после их побега из оркского плена и доставили их к вратам Изенгарда в 3019 году. Проведав о коварных замыслах мага Сарумана, энты вторглись в Кольцо Изенгарда, пробили брешь в плотине Изена, затопили долину, разрушили шахты и погасили подземные топки, тем самым разрушив планы Сарумана. Говорят энты на квенья, которому их в незапамятные времена обучили эльфы. Все они, как и гворны, похожие на энтов лесные существа, ненавидят орков, троллей и прочих созданий Тьмы. Вот как энты описаны во "Властелине Колец": "На плечи хоббитам легли долгопалые корявые ручищи, бережно и властно повернули их кругом и подняли к глазам четырнадцатифутового человека, если не тролля. Длинная его голова плотно вросла в кряжистый торс. То ли его серо-зеленое облачение было под цвет древесной коры, то ли это кора и была - трудно сказать, однако на руках ни складок, ни морщин, гладкая коричневая кожа. На ногах по семь пальцев. А лицо необыкновеннейшее, в длинной окладистой бороде, у подбородка чуть не ветвившейся, книзу мохнатой и пышной."

Тролли (синд. торог)

Cущества, выведенные Морготом в пещерах Ангбанда еще в Первую Эпоху. Хотя они и принимали участие во многих, если не во всех, битвах за Белерианд и Средиземье, но, в отличии от орков, расселившихся по северу Белерианда, тролли стен Северной Твердыни не покидали. Неизвестно, как тролли и подобные им существа пережили катаклизмы, разразившиеся во время падения Моргота. Скорее всего, некоторым из них удалось спастись бегством, и они укрывались в глубоких пещерах и подземельях, пока их вновь не призвал на службу Саурон. Уже в Средиземьи встречались четыре разновидности троллей: * эриадорские тролли - Берт, Том и Уилл, которых Торин и компания повстречали на пути к Одинокой Горе. * Тролли Мории, или пещерные тролли. Гендальф считал их опасными, ведь морийские тролли соображали лучше остальных и умели использовать примитивное оружие * Тролли Горгорота, обитавшие в Мордоре. По-видимому, во второй части "Властелина Колец" Питера Джексона именно горгоротские тролли открывали Мораннон харадримским войскам * Ологхай ( Черное Наречие: олог-тролль + хай-народ) - тролли, выведенные Сауроном с такой же целью, как Урук-хай - для создания армии, не боявшейся солнечного света Все тролли были уродливы и злобны. Кровь их была черного цвета, а шкура такая толстая, что порой ее не могли пробить стальные клинки. Все тролли (кроме Ологхай) боятся солнечного света, в первыми лучами которого они превращаются в камень, из которого были когда-то созданы. Именно эта их слабость спасла Бильбо и привела его в берлогу троллей, где он и нашел гондолинские клинки Гламдринг и Оркрист. Хотя Берт, Томас и Уильям - единственные персонажи-тролли, которых мы встречаем в Алой Книге, их описание приводит к мысли, что тролли в абсолютном своем большинстве соображают туго, а думают разве что о еде. Это и неудивительно, ведь троллей Моргот создавал в насмешку над Энтами. Однако силой с ними могут сравниться немногие существа. В общем, Толкиен уделял гораздо больше внимания оркам, чем троллям, и поэтому многие исследователи обходят последних стороной, что, по- моему, несправедливо. О троллях известно гораздо меньше, чем об остальных народах Средиземья, как свободных, так и несвободных. И вопросы остаются все те же: Сколько жили тролли? Были ли у троллей женщины (абсурдно, но тем не менее)? Что происходило с их каменными душами после смерти? И, наконец, были ли Ологхай полутроллями, как Урук-хай были полуорками? Ведь "people" во второй части названия можно перевести не только как "народ", но и как "люди"...

Унголы

Название этих существ Тьмы происходит от синдаринского "унгол", что означает "паук". Первой из унголов была Унголианта, древнее существо, вполне вероятно обладающее силой Айнур. Долгие века Предначальной Эпохи она, как сказано в "Сильмариллионе", жила в своем логове в Аватаре на южной окраине Амана, и оттуда подбиралась к свету Валинора; ибо свет для нее был и желанным, и ненавистным. Когда-то Мелькор привлек ее к себе на службу, но когда твердыня Утумно пала, Унголианта отреклась от своего господина и, вечно голодная, спряталась в свою оплетенную паутиной пещеру. И когда Мелькор-Моргот измыслил отомстить Валар за былое унижение и украсть Сильмариллы, гигантская паучиха помогла ему воплотить этот замысел. В тот момент, когда смешался свет серебристого Тельпериона и золотистого Лаурелина, они спустились с гор Валинора, воспользовавшись тем, что и Эльдар, и Айнур праздновали смешение света в чертогах Манвэ. Унголианта убила оба Древа, выпив их соки; иссушила источники Варды. Однако жадность Унголианты стала ее погибелью. Она требовала у Моргота Сильмариллы, и тот позвал на помощь Валараукар, которые своими огненными бичами разрубили сети паучихи и надолго изгнали Унголианту из Белерианда. Говорят, что она долго еще укрывалась в темных уголках мира, пока вечно мучивший ее голод не заставил ее поглотить себя саму. И все же перед тем, как это случилось, Унголианта породила Шелоб - последний прощальный подарок умирающему миру. Неизвестно, как Шелоб в конце Первой Эпохи перебралась в Средиземье. Она поселилась в ущелье Кирит-Унгол на западе Мордора, наводя ужас даже на прислужников Саурона, который к тому времени построил Барад-Дур и превратил Мордор в свою твердыню. Как и ее мать, Шелоб никому, кроме себя, не служила, однако особую ненависть она питала к эльфам и ко всему светлому. В конце Третьей Эпохи, во время Войны Кольца, Шелоб поймала в свои тенета Сэма и Фродо, которые как раз несли Кольцо Власти к Ородруину. Сэму удалось проколоть толстую шкуру Шелоб эльфийским клинком, и таким образом спасти жизнь себе и своему спутнику. Что случилось с Шелоб после того, как Саурон был повержен, неизвестно. Унголианта и Шелоб были известнейшими представительницами своей расы. Кроме того, известно, что унголы-потомки этих монстриц обитали в Первую Эпоху в пустыне Нан-Дунгортэб, а в третью - в чаще Лихолесья.

Меарас

Особая порода лошадей, выведенная в Валиноре Оромэ Охотником. Первые из этих благородных созданий были бессмертными; они были умны и выносливы, а в скорости и легкости хода соперничали с ветром. Черед много лет, в Третью Эпоху, меарас встречались в стадах коневодов Рохана. Несмотря на то, что со временем кровь меарас смешалась с кровью меньших пород лошадей, некоторые из них унаследовали величие валинорских предков. Таким был Светозар (в оригинале - Shadowfax), вожак всех меарас в конце Третьей Эпохи. Маг Гендальф выбрал его из стада самого конунга Теодена, и с тех пор белоснежный Светозар слушался только его руки. Предком Светозара был Фелароф, конь Эорла Юного, о котором в приложениях к "Властелину Колец" сказано так: " Отцом Эорла был Леод. Он был укротителем диких лошадей, которые в давние времена в изобилии водились на той земле. Как-то он поймал белого жеребенка, что вскоре вырос и превратился в сильного, быстрого и гордого скакуна, и никто не мог укротить его. Когда Леод осмелился вскочить на коня, то он встал на дыбы и ускакал прочь, пока наконец не сбросил всадника. Леод упал, и головой ударился о камень. Такой была его смерть, а было ему тогда всего лишь сорок и два года, а его молодому сыну исполнилось шестнадцать. Эорл поклялся отомстить за отца. Долго он охотился за конем, пока наконец не увидел его. Спутники Эорла ожидали, что он приблизится на расстояние выстрела и попытается убить животное. Но когда они подошли, Эорл встал и громко сказал: "Иди сюда, Проклятье Человека, и я дам тебе новое имя!" К их удивлению, конь посмотрел на Эорла и подошел к нему. Эорл сказал: "Имя твое будет Фелароф. Ты любил свободу, и в этом нет твоей вины. Но теперь у тебя есть долг передо мной, и свобода твоя в моих руках до конца твоих дней". Тогда Эорл вскочил на коня, и Фелароф повиновался, и Эорл поскакал домой без уздечки - с тех пор только он и ездил на Феларофе. Конь понимал человеческую речь, но никого, кроме Эорла, к себе не подпускал. Именно с Феларофом Эорл поскакал на поле Селебрант; ибо годы жизни скакуна равнялись человеческим, как и годы жизни всех его потомков. Это были меарас, которые не покорялись никому, кроме Короля Мустангрима или его сыновьям - пока не родился Светозар. Говорят еще, что Бема, которого Эльдар зовут Оромэ, когда-то привез из предков из Западного Края."

Орлы Манвэ

Великие Орлы пробудились на Арде одновременно с энтами, Пастырями Деревьев. От обычных орлов они отличались многим, прежде всего умом и способностью говорить. Повелителем орлов в древние времена был Торондор, а в Третью Эпоху - Гваихир Ветробой. История сохранила имена еще двух представителей этой расы - Ландровала и Менельдора - они были преданными спутниками и вассалами Гваихира, подданные которого жили на высоких скалах северных отрогов Мглистых Гор. Справедливости ради нужно признать, что в событиях, описанных в Алой Книге, орлы играют роль незначительную. Правда, чаще всего они приходят на помощь Детям Эру именно в те минуты, когда, кажется, уже не остается надежды на спасение. Когда Фингон подобрался к самым стенам Ангбанда, чтобы освободить Маэдроса, прикованного за руку к скале, именно Торондор и его подданные унесли их к безопасности. Кроме того, Торондор спас Лютиэн и Берена от мести Моргота, когда они похитили Сильмарил из Северной Твердыни. Гораздо позже, в Третью Эпоху, Гваихир и двенадцать других орлов отбили у гоблинов и голодных волколаков Гендальфа, Бильбо, Торина и компанию и на время приютили их в своих гнездах. Далее орлы появляются уже к концу Битвы Пяти Воинств, сталкивая в пропасть последних отчаявшихся гоблинских лучников. Через шестьдесят один год орлы под предводительством все того же Гваихира, появляются над Кормалленским полем, на котором кипит решающая битва между воинством Света и подданными Барад-дура. Гваихир, Ландровал и Менельдор следуют за назгулами к жерлу Ородруина, где они находят Фродо и Сэма. Орлы уносят двух хоббитов из огненных палат Саммат Наур; а мир рушится вокруг... В последующие годы орлов становилось все меньше и меньше, однако они с разрешения Государя Элессара Тельконтара еще долгие годы обитали на склонах северных гор.

Волколаки

Могучие и жестокие демоны, принимавшие на Арде облик огромных волков. Первые волколаки, как предполагается, были выведены Морготом еще в подземельях Утумно. Волколаки были свирепыми и хитрыми созданиями, и в древние времена состязаться с ними могли разве что псы- волкодавы Оромэ Охотника под предводительством Хуана. В ходе войн за Белерианд волколаки во главе с Сауроном захватили башню Минас-Тирит на острове Тол-Сирион, и с тех пор она стала называться Тол-ин-Гаурхот (тол-остров, гаур-волк, хот-орда). Когда Лютиэн пришла на Тол-Сирион, чтобы вызволить Берена и его спутников из темницы, то Хуану бросали вызов Драуглуин, сильнейший из волколаков, и Саурон, который тоже принял облик серого зубастика. Кархарот, страж у врат Ангбанда, откусил руку Берена, в которой тот как раз держал Сильмарил... Кархарот был единственным, кроме самого Берена, существом не из эльфов-синдар, которому удалось пройти через Завесу Мелиан. Как безумный Кархарот носился по окрестностям, убивая все, что попадалось на пути - так священный огонь Сильмарила жег его нутро. И тогда Берен решил устроить охоту, чтобы положить конец бесчинствам зверя и добыть наконец заветный камень. Берен погиб в схватке, но Хуан, валинорский волкодав, сумел убить Кархарота - ценой собственной жизни. Вряд ли сейчас найдется человек, который станет оспаривать изобретательность и невероятную силу воображения, присущие произведением Толкиена. Что же касается разумных существ и чудовищ, то орки, балроги и эльфы (такие, какими мы их видим в "Сильмариллионе", а не "крошечные эльфики", о которых мечтала Эдит Толкиен) изначально принадлежат именно миру Арды. Зато волколаки, гномы, драконы и тролли принадлежат к персонажам, заимствованным из других мифологий, в основном скандинавской и кельтской. Волколаки же к персонажам мифическим относятся разве что субъективно, хотя и часто фигурируют в древних легендах. В Старшей Эдде, например, известен образ хтонического чудовища - волка Фенрира, порожденного Локки и великаншей Ангбродой. Эсхатологический демон Фенрир связан, несомненно, с "одинической" мифологией, в которой волки занимают важное место. Доказательством могут послужит образы Гери и Фреки - двух волков, служивших Одину.

Варги

Внешне очень напоминали волколаков и, вероятно, были их потомками. Сначала о Варгах было известно лишь то, что они обитали на востоке от Мглистых Гор, в Рованионе. Девять Хранителей подверглись нападению волков и на западной стороне от гор, но то, что это были Варги, крайне маловероятно. Утром Арагорн не нашел ни единого волчьего трупа - а стрел ведь было выпущено немало. Скорее всего, нападавшие и были настоящими волколаками, о которых речь пойдет в другой статье. Варги были умны и хитры. В Алой Книге сказано, что стая варгов отличалась от волчьей своры более четкой организацией и иерархией внутри стаи. Они общались между собой с помощью "ужасного наречия варгов", а поскольку Варги часто вступали в сговор с гоблинами и наверняка с ними общались, то вполне вероятно, что это и было Черное Наречие, о котором Толкиен расскажет читателям только во "Властелине Колец". Варги как исчадия Тьмы всегда примыкали к гоблинам (оркам), и часто договаривались с ними об общих набегах, когда оркам нужно было пополнить запасы провизии и рабов, а Варги были голодны. Они позволяли оркам скакать на их спинах, как люди скачут на лошадях. Такие боевые юниты, которые во времена величия Ангбанда назывались Волчьими Всадниками, были элитными подразделениями армии Моргота. В Третью Эпоху Варги принимали участие в Битве Пяти Воинств, где были разбиты наголову и обратились в бегство. После этого на восточных отрогах Мглистых Гор надолго установился мир, орки были загнаны назад в глубокие пещеры, а Варги уступили равнины Рованиона народу Беорна.

Балроги

Или Валараукар (вала - могучий, рауко - демон), могучие исчадья Тьмы, те из Айнур, которые присоединились к бунтовщику Мелькору в Первую Эпоху. Балроги были наиболее ужасными приспешниками Моргота после Саурона. Они принимали облик существ, облаченных в дым и пламя. Любимым оружием балрогов были огненные бичи, которыми они рассекли паутины Унголианты, пленившей Мелькора, когда он отказался отдать ей Сильмариллы. Вот как описан Балрог в Алой Книге: " путники увидели исполинскую тень, окутанную космато клубящейся тучей; в ней угадывалась свирепая мощь, внушающая ужас всему живому" Балроги были, несомненно, умны, и даже если предположить, что они не обладали никакими тайными знаниями, они все же были непобедимыми противниками. Сразиться с балрогом на равных могли лишь могущественнейшие из Эльдар - обычное оружие было против них бессильно. О балрогах часто упоминается в летописях Белерианда, так как они принимали участие во всех важных сражениях Первой Эпохи. Во время битвы Дагор-нуин-Гилиат Готмог, предводитель балрогов (не путать с тезкой - комендантом Минас-Моргула), смертельно ранил Феанора. Именно балроги вели войско Тьмы на Белерианд в дни Дагор Браголлах. Все тот же Готмог убил Фингона в Нирнаэт Арноэдиад, и повел воинство огненных демонов на штурм Гондолина. У самого королевского фонтана, на центральной площади Гондолина, сразились Готмог и Эктелион; и оба пали, увековечив свои имена в легендах. Интересно, что самого Готмога, сильнейшего из балрогов, коменданта Ангбанда, трудно считать балрогом по происхождению. В "Неоконченных сказаниях" написано, что Готмог был сыном Моргота и троллихи (точнее, великанши) Флютхуин, или Ульбанди. Это дает основания сделать вывод, что "балрог" - это не определение расовой принадлежности, а, скорее, призвание. Почти все балроги были уничтожены воинством Валар в Войне Гнева. Те, которым удалось спастись, сумели перебраться в Средиземье и скрыться в темных уголках мира. Один из них обосновался в Мории, где его и нашли гномы-шахтеры в 1980 г. Третьей Эпохи. Балрог Мории, которого еще называли Проклятьем Дурина, убил двух гшномьих королей - Дурина 4 в 1980 г. и Наина 1 в 1981. гномы проигрывали в неравном поединке, и с боями покинули мифрильные шахты Мории. Через тысячу лет, в 2989 году, Балин, сын Фундина, решил восстановить гномью колонию. Он покинул Эребор и вошел в Морию - однако царствовал Балин там недолго. В 2994 году, через пять лет, Балин погиб, а следом за ним - все его подданные. В 3019 году девять Хранителей избрали Морию путем через горы, и ненамеренно вновь разбудили балрога. Гендальф сразился с ним на мосту Кхазад-Дум, и сразил его ценой своей жизни. С тех пор о балрогах ничего не было известно.

Гоблины

Еще одно название орков, существ одной из рас, населяющих Средиземье. Орков, между прочим, еще и нередко называли ирчами (синд.), гламхот и Проклятым Народом, однако любое из этих определений более точно очертит сущность орков, чем слово "гоблины". В "Хоббите" мы не раз сталкивались с этим названием: "Да, ныне гоблины уже не те, что прежде, - они стали злы и жестоки, их сердца зачерствели. А когда-то они были искусными мастерами и никто не мог сравниться с ними в умении рыть подземные ходы. Молоты, мечи, топоры, кинжалы, кирки, гонги, а также пыточные инструменты они великолепно ковали сами - или заставляли ковать своих рабов, которые быстро умирали под землей от нехватки воздуха и от жажды. Может быть, именно гоблины изобрели машины, поколебавшие устои мира, в особенности - машины для убийства; в конце концов, им всегда нравились колеса, двигатели и взрывы." (перевод К. Королева); а вот орки упоминаются в "Хоббите" всего лишь дважды, и при этом в таком контексте, который дает читателям основание предположить, что орки являются подвидом гоблинов, а не отдельной расой. В то же время во "Властелине колец" вы не найдете ни единого слова о гоблинах. Чем же это объяснить? Оказывается, все довольно просто. В 30-х годах, когда писались первые главы "Хоббита", Толкиен еще не имел такого четкого представления о собственной мифологии, которого ему удалось достичь в последующие годы. Несмотря на то, что легенды "Сильмариллиона", по крайней мере первые из них, были написаны еще в 20-х, многие очерки и заметки хранились у Толкиена в гараже в виде разрозненных рукописей; так что он сам при всем желании не смог бы разобраться в них. Возможно и то, что в этих ранних версиях эпопеи речи об орках вообще не было. Однако факт остается фактом: подобно тому, как Толкиен заимствовал имена гномов из Старшей Эдды, он ввел в повесть гоблинов, знакомых любому англичанину. И впоследствии не раз пожалел об этом. Даже из приведенного выше отрывка следует, что гоблины вовсе не были вредными домашними монстриками вроде пикси (а именно такие ассоциации пробудит у любого мидлендца это слово). Гоблины из "Хоббита" гораздо больше напоминают орков из "Властелина" - агрессивных, хитрых и умных существ, а отнюдь не домашних чебурашек. Позже Толкиен сам увидел это несоответствие и в будущем называл своих созданий только одним словом - орки, ведь он страстно стремился отделить мифологию Арды от старых предрассудков и по возможности избежать параллелей с некоторыми другими, более древними, но совершенно иными по происхождению легендами.

Урукхай

Или просто уруки - особая раса орков, выведенная Сауроном в Мордоре во Вторую Эпоху. Впервые сведения об урукхай встречаются в описании штурма Осгилиата - и с тех пор уруки принимали участие во всех больших сражениях Второй и Третьей Эпох, причем в последние годы - не только на стороне Мордора, но и в армии мага Сарумана Белого. Все урукхай были полулюдьми-полуорками (урук - орк, хай - народ, люди, племя). Ростом они были выше людей и, конечно, уж куда выше обычных орков. Может, глядя издалека, можно было бы перепутать урука с человеком, но вблизи видны были бы признаки, доставшиеся им от других предков: смуглая кожа и раскосые глаза. Во "Властелине колец" Древобрад утверждает, что Саруман совершил великое зло, смешав расы людей и орков, однако нет доказательств, что на практике это не могло произойти раньше, просто полуорки тогда еще не были объединены в урукхай - особое, элитное подразделение орочьей армии. Урукхай необыкновенно выносливы, кроме того, они не боятся солнечного света, что делает их гораздо лучшими воинами, чем обычные орки. Не берусь судить, как у Саурона получилось вывести такую огромную армию полуорков... в подвалах Барад-дура?... Но уверяю, что на джексоновскую интерпретацию (кстати, он до сих пор, наверное, верит, что орко можно скрестить с гоблинами))) это было вовсе не похоже. Вообще-то урукхай вольготно чувствовали себя среди собратьев и не упускали возможности поиздеваться над меньшими орками. От других представителей гламхот их отличал ум (трудно отрицать, что Углук как начальник был вовсе неплох) и, как это не удивительно, сильно развитое чувство долга. Ведь урукхай не бежали с поля боя! "... и не увидели, как Эомер, Третий Сенешаль Мустангрима, спешившись, бился с Углуком на мечах и зарубил его..." Хотя в этом случае и трудно говорить о благородстве, но тем не менее Углук скорее, чем кто-либо из его собратьев, умер доблестной смертью.

Гворны

Среди рас, населяющих Средиземье, есть такие, о которых нам известно многое. Скажем, люди или эльфы фигурируют практически во всех легендах и рассказах; среди них есть великие воины, искусные барды и менестрели, маги и короли. Есть, правда, и такие существа, о которых можно сказать лишь несколько слов - да и то безо всякой уверенности. Именно к таким расам и относятся гворны, которые появляются за всю историю Средиземья только однажды, во время осады Хельмовой Крепи, древней твердыни на севере Рохана. Гворны немного походили на энтов, однако вряд ли могли говорить. Они, скорее всего, представляли собой нечто среднее между энтами и обычными деревьями: "Деревья - наоборот, они все больше деревья как деревья, а некоторые, и очень таких многовато, пробуждаются. Иные даже и совсем пробудились: из этих кое-какие ни дать ни взять онты, хотя куда им до онтов. Да, дела, что ни говори..."* именно гворны уничтожили до последнего орка войско мага Сарумана, потерпевшее поражение в битве у Горнбурга.

Драконы

С давних времен восставший Вала Мелькор полнился завистью к творениям Эру Единого и Валар - людям и эльфам. Много сил он потратил на то, чтобы сначала в Утумно, а потом в Ангбанде дать жизнь своим собственным творениям. Так появились орки и тролли, ставшие бичом для всех Свободных Народов Средиземья и Белерианда. Однако далеко не все творения Мелькора-Моргота были ужасны. Например, драконы, хотя они издревле приносили смерть и разрушения в обитель Детей Илуватара, по праву считались изящнейшими из творений Тьмы и достойными соперниками для любого воина. Драконы - огромные огнедышащие пресмыкающиеся, к тому же многие из них обладают способностью летать. Взрослые драконы достигают невероятных размеров, и тело их от головы до кончика хвоста было покрыто жесткой чешуей. Все драконы просто без ума от золота и драгоценностей, что зачастую приводило к конфликтам с гномами, которые так же ревностно берегли свои сокровища, как драконы стремились ими завладеть. Смауг Золотой считается последним драконом Средиземья, однако вовсе не исключено, что они и по сей день обитают в труднодоступных местах. Например, известно, что Саурону удалось вернуть три гномьих кольца, четыре же других постигла печальная участь их владельцев - они сгинули в драконьем пламени. Драконы - умные и хитрые создания, наделенные великими познаниями и мудростью, которые они используют, чтобы заманить к себе жертв. Речи дракона - такое же смертоносное оружие, как их испепеляющее пламя. Всего существует три вида драконов: ледяные драконы, Урулоки (огненные драконы) и крылатые драконы. Ледяные драконы не умели ни летать, ни извергать пламя. Урулоки, например Глаурунг, могли дышать огнем, но летать не умели. Драконы также часто упоминаются под названием "Черви", например, эльфы звали Глаурунга Ангбандским Червем. В работах Толкиена упоминаются два вида червей: Длинные Черви (Ската) и Червеоборотни. Длинные Черви в древности обитали на крайнем севере. О червеоборотнях известно гораздо меньше. В "Хоббите" Бильбо воскликнул: "Скажите, что от меня требуется, и я отправлюсь на поиски, пусть даже мне придется пройти отсюда до крайнего Востока и сразится там со страшными Червеоборотнями в Последней Пустыне!"* Анкалагон Анкалагон Черный был первым из крылатых драконов, созданных Морготом. Во время Великой Битвы, когда войско Валар сошлось в битве с ордами Ангбанда, Анакалагон был сражен Эарендилом. И был он столь огромен, что, упав на Тангородрим, он сравнял его с землей. С этим событием закончилось правление Моргота. Глаурунг, Или Глорунд, был первым из драконов, и с тех пор его считают предком всех остальных огнедышащих рептилий. Впервые Глау выполз из Ангбанда во время Дагор Аглареб, но он был тогда еще слишком юн (драконы живут невероятно долго, хоть и не бесконечно), и лучники Фингон обратили его в бегство. Во время Дагор Браголлах и Нирнаэт Арноэдиад он нанес огромный ущерб эльфийским землям, выжигая поля и леса, сравнивая с землей целые города. Глаурунг и Готмог опустошили Эред Ветрин, Дортонион и Нарготронд. Глау выгнал из Нарготронда всех орков-грабителей и поселился там на долгие пять лет. В 501 году он пал от руки Турина Турамбара, но перед смертью успел открыть ужасную тайну: женой Турина оказалась его родная сестра, Ниэнор. Так злоба Глаурунга привела к гибели героя и его возлюбленной. Ската Ската был величайшим драконом на севере от Серых Гор. На юг его заманили гномьи сокровища, которые хранились за крепкими стенами твердынь семи великих гномов. В конце концов Ската был уничтожен, но драконы возвращались на проторенную дорожку, и великое множество гномов отдали жизнь, защищая свое золото. Смауг Смауг Золотой, самый известный из драконов конца Третьей Эпохи, прославился тем, что в свое время захватил гномье королевство под Одинокой Горой и сжег город Дол, раскинувшийся на ее склонах. Из гномов спаслись лишь Траин, его сын Торин и несколько их друзей; среди людей те, кто остался жив, основали город Эсгарот на Долгом Озере. Смауг залег на сокровищах Одинокой Горы и там провел 200 лет, пока не прибыл Бильбо, а с ним 11 гномов во главе с Торином. Именно Бильбо подсказал Барду-лучнику, где у Смауга брешь в золотой броне, что и стало причиной гибели последнего из драконов.

Гномы

Один из Свободных Народов Средиземья. Гномы, вопреки всем ожиданиям, не считаются Детьми Илуватара, поскольку создал их Ауле, один из Аратар Валинора. Ауле никак не мог дождаться прихода эльфов, Перворожденных, и ему нетерпелось дать жизнь собственным созданиям. В то время древние земли Белерианда находились под всецелой властью Моргота и его прислужников, потому Ауле-создатель придавал больше значения выносливости и сил, чем красоте. Внешне гномы выглядели примерно так: ростом не более полутора метров, но кряжистые и широкоплечие; крупные черты лица и борода до пояса. Одеваться гномы могли по-разному, но бессменными спутниками любого из них были кольчуга, шлем и боевой топор. Илуватар, конечно, был недоволен самодеятельностью своего подданного. И Ауле, разрыдавшись, поднял молот над своими созданиями, чтобы исправить провинность. И тут Илуватар сжалился над ним, ибо ему одному было известно, что такое муки творения, и какую часть своей души Ауле вложил в создание гномов. Ауле был прощен, но Илуватар не мог допустить изменений в первоначальном Замысле. И Семеро Праотцев были усыплены - до тех пор, пока не пробудились Перворожденные. Так гномы появились сразу в семи местах, и эти первые жилища, которые обычно обустраивались в горах, и стали первоосновами Семи Твердынь гномов. Дарин, например, пробудился в Кхазад-Думе, и именно о роде Дарина будут повествовать все хроники Третьей Эпохи. Говорят еще, что могущество Семи Твердынь гномов было основано на Семи Кольцах, врученных гномам когда-то обманщиком Сауроном. Правда, в этом случае непонятно, где именно находились эти крепости в Первую Эпоху, когда о создании Колец никто еще не помышлял. Тем не менее, в Первую Эпоху гномы точно жили в двух местах - Ногроде и Белегосте. Гномы Белегоста были дружны с людьми и даже нередко общались с эльфами. Дело в том, что гномы, равно как и их создатель Ауле, которого они называли Махалом, были искусными кузнецами. В отличии от орков, гномы занимались не только ковкой оружия, хотя и это получалось у них вовсе не плохо. Многие были искусными каменщиками и строителями, а некоторые гномы и вовсе увлекались ювелирным искусством. Украшения и драгоценности, выходившие из рук гномов, отличались красотой и изяществом, доспехи - прочностью, а оружие - долговечностью. Едва ли не больше всего на свете кхазад любили золото и драгоценные камни; сокровища они накапливали годами и в случае чего готовы были отдать за них жизнь. Более всего это относилось к гномам Ногрода, которым дориатский король Элу Тингол в свое время поручил вправить в ожерелье Сильмарил, добытый Береном из короны Моргота. Заказ гномы выполнили и отдали ожерелье Наугламир Тинголу, но быстро пожалели о своем решении. Они потребовали у Тингола вернуть им Камень, он, конечно, не согласился, и гномы пошли войной на Дориат. Они прорвались через Завесу Мелиан, разорили Менегрот и убили короля Тингола; однако Сильмарил был у Диора, сына Берена, и гномам он не достался. Вот это и есть корни легендарной вражды между гномами и эльфами. Надо сказать, что с самого начала эти народы не были особо дружны. Видимо, сказывалась разница в мировоззрениях: эльфам милее всего были луга и леса, звезды Варды и звонкие струны арфы. Гномы их за это и вовсе считали бездельниками и пустозвонами, поскольку им милее всего было полыхание огня в горне и блеск золота на украшениях, что ковались в их горных кузницах. Но ведь и среди эльфов было немало мастеров и ювелиров, а с Гваит-и-Мирдайн гномы вообще прекрасно ладили. Увы, единственный пример дружбы между гномам и эльфами - Леголас и Гимли. Виноваты во взаимной неприязни, скорее всего, чрезмерная жадность первых и высокомерие вторых. Но все же настоящими врагами гномов были драконы. Они разделяли гномью любовь к золоту, однако, в отличии от них, сами ничего сделать не умели, а могли лишь отобрать у других. Драконы часто учиняли набеги на гномьи сокровища, и чаще всего выходили победителями в таких схватках, а гномы, малочисленные и обнищавшие, оставались ни с чем. Так, например, после нападения Смауга на Подгорное Королевство в живых остались только Траин, Торин да несколько их друзей. Сами гномы нередко не в состоянии вернуть сокровища, и вынуждены искать героя среди людей, который согласился бы убить дракона. Здесь - еще один камень преткновения между гномами и Детьми Илуватара. Ведь люди, победив дракона, нередко забывали о своих обещаниях и присваивали себе львиную долю сокровищ, оставляя законных хозяев с пустыми руками. К гоблинам у гномов тоже отношение особое. С ними кхазад не сдружились, хотя здесь основа непонимания - скорее соперничество за общие места обитания, чем за сокровища. Орки Мглистых гор давно имели зуб на подданных Торина, но к другим гномам они относились терпимо, иногда даже вступая с ними в союзы. Кроме гномов Ногрода и Белегоста в Первую Эпоху встречались еще и Ноэгит Нибин (жалкие гномы) - карлики, ростом не выше хоббитов. Один из них, Мим, долгое время жил в разрушенном Нарготронде, о позже предал Турина Турамбара оркам. В Великой Битве гномы участие принимали, причем на обеих сторонах. После падения Моргота они обосновались в Средиземье, причем большинство обитало в Кхазад-Думе, в Железных Горах и Эреборе. Языком гномов был кхуздул, но с другими народами они общались на Всеобщем. Кстати, имена гномов (Ори, Нории и т.д.) были не настоящими именами, о прозвищами. С рождением гном получал имя на кхуздуле, но не открывал его представителям других рас (если, конечно, не был карликом - для них эти законы не имели силы). Видимо, так Толкиен пытался найти оправдание тому, что почти все гномьи имена Алой Книги позаимствованы из Старшей Эдды.
Орки
Орки - пожалуй, самые известные из существ Тьмы, порожденных Мелькором в темницах Северной Твердыни. В незапамятные времена, когда эльфы Белерианда услышали Зов Валар из Валинора, большинство эльфов вняли призыву и направились в Аман. Некоторые из них, правда, предпочли остаться в Средиземьи, и их стали называть Авари, Отказавшиеся. Нелегко жилось эльфам-авари. Прислужники Моргота выслеживали их по одному или маленькими группами - и увозили в Утумно. Там Мелькор чарами и жестокостью навсегда изменил, искалечил их души и тела - так появились первые Орки. В начале Первой Эпохи они были еще немногочисленны, и лишь изредка отваживались на открытые нападения на человеческие или эльфийские поселения. Удивительно, что Орки могли невероятно быстро восстанавливать численность - ведь они принимали участие во всех Битвах за Белерианд, и частенько терпели такие сокрушительные поражения, что спастись могли лишь единицы. Тем не менее, уже через несколько десятков лет в распоряжении Моргота была огромная боеспособная орочья армия. Например, после Великой Битвы спасшиеся орки бежали в Мордор и стали ядром армии Саурона. В Первую Эпоху орки жили в Лотланне, Дортонионе и, конечно же, в Ангбанде, Тол-ин-Гаурхоте и других оплотах Тьмы. Единственным орком, имя которого сохранила история тех времен, был Болдог из "Лэйтиан", начальник отрядов Волчьих Всадников. В Третью Эпоху орки жили не только в Мордоре, но и в Лихолесье, Эриадоре, Железных и Мглистых Горах, Рованионе и Изенгарде. Делились они в основном на три племени: мелкие орки Мглистых Гор, орки Мордора и Урук-хай. Орки говорили на Черном Наречии, но настолько измененном, что орки из отдаленных мест могли бы не понять Мордорских орков, так что для ясности приходилось пользоваться Всеобщим Языком. Известные орки Третьей Эпохи - Болг и Азог, орочьи начальники с Мглистых Гор; Шаграт и Горбаг, стражи башни Кирит- Унгол; Грышнак, начальник отряда мордорских уруков, и Углук, служивший под началом Сарумана. Мелькор создал орков в насмешку над Детьми Илуватара, поэтому он постарался, чтобы они вызывали ужас и отвращение у эльфов: орки были коротконогими и приземистыми, но при этом крепкими и широкоплечими; они были узкоглазые и темнолицые. Растрепанные орочьи волосы могли быть только черными. Урук-хай, правда, выглядели несколько иначе. Большинство орков были хитрыми и жестокими; они презирали ручной труд и тех, кто держал в руках любое орудие кроме того, что приносит смерть. В Четвертую Эпоху государь Элессар даровал освобожденным рабам Мордора земли вокруг озера Нурнен. Орков стало меньше, и они перестали быть угрозой. Несмотря на обили
Категория: Народы, языки и государства Арды | Добавил: Гэндальф_Серый (23.11.2007) | Автор: Гэндальф
Просмотров: 1662 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 3
3  
Хорошая статья!

2  
bomb

1  
Супер статья! Введёт толкинистов-новичков в курс рас!

Имя *:
Email *:
Код *:
Приветствую Вас,
Странник!
Поиск
Друзья сайта
    Братство кольцаFireZP
Копрайт Акселанд, Рагнар в © 2018 г. Используются технологии uCoz